areopagitus (areopagitus) wrote,
areopagitus
areopagitus

Мой Камино. День 18.

Триакастела — Портомарин.

По утрам в горах было холодно. Вставать рано, чтобы топать лишние километры по холоду и туману, никто не хотел. Мои соседи зашевелились в 8. Вышли все примерно в одно время, хотя я тут же удрал от них вперед, чтобы пройтись снова одному. Разговаривая еще с кем-то, невозможно говорить с Камино, а я еще не обо всем его спросил.

Галисия уплотнялась. Деревень стало больше, пилигримы стали попадаться чаще. За очередным поворотом мне встретились трое. Сейчас я даже забыл их имена, но буду помнить их, как первых испанцев, которые не стали морщить лоб, вспоминая где находится Эстония, а сразу отреагировали: «Аааа. Эстонья! Валери Карпин!». Испанцы шли налегке. На вопрос про рюкзаки ответили, что их четвертый товарищ поехал с рюкзаками в машине вперед и они встретятся в Портомарине, чтоб переночевать и наутро кинуть жребий, кому идти, а кому везти поклажу. Мы поболтали еще километра три, но потом я свернул к колодцу за водой и испанцы убежали вперед.

Через пару часов я вышел в деревню Бреа, где покоился еще один артефакт Камино Франсес — столбик со 100-километровой отметкой. Как вы помните, пилигримом может считаться тот, кто прошел по Камино минимум 100 км или проехал 200. Так вот многие начинали свой путь именно отсюда. Настолько многие, что по сравнению с Наваррой пилигримы стали попадаться втрое чаще, а по сравнению с месетой — вдесятеро. Местами людской поток походил на муравьиный. Оттого и альберге в Галисии были больше и вместительней.

День выпал длинный, хоть и бедный на события. Основную его часть я прошел, будучи погруженным в размышления о предыдущих днях, как бы подводя итог, готовя себя ко встрече с апостолом Сантьяго. Я вспомнил, как одна полька в Понферраде рассказывала мне про своего земляка, с которым начала путь из Сан-Жана, но парень на четвертый день понял, что начал неправильно и вернулся в Сан-Жан, чтобы начать снова. Вспомнил бельгийца-татуировщика, который был похож на главаря байкерской банды, но в душе оказался плюшевым медведем. Его я встретил под Железным Крестом. Он проходил Камино Франсес уже дважды и вот под конец третьего раза умудрился простудиться и я насильно впихнул ему остатки колдрекса. Вспомнил я наши с Антоном и Даниеле дни в месете, когда нам редко попадались посторонние, Антон развлекал всех песнями по-испански, а Даниеле, как всегда печально асинхронно цокал палками. Я думал о причинах. Откидывал одни и думал о других. Точнее, что значит думал? Думают обычно головой. Но я за время пути научился принимать происходящее сердцем. Мне приходилось игнорировать серое вещество в моменты, когда оно било тревогу по поводу ног и суставов. Со свойственным ему аналитичеким подходом разум одергивал меня и предлагал остановиться, отлежаться день, поправиться, но тут вторгалось сердце, давя на веру в удачный исход (иначе зачем ты вообще тут оказался?), глуша аналитику интуицией, а ноги, не смея влезать в спор, просто несли. В Галисии, разум признал поражение, увидев что сердце видимо все-таки оказалось право, раз мы сюда пришли и нам осталось всего три дня. «Наверное дойдем», — думал мозг, — «Но все равно про суставы забывать не надо. И кстати, нате вот, чтоб не задавались!» И на очередном подъеме я снова лез за эластичным бинтом. «No pain, no glory!», — напоминало сердце, и через несколько километров я снимал бандаж, объясняя мозгу, что без бинта удобнее и не трет.

В Портомарин я пришел снова в районе 4 вечера. Мне досталось предпоследнее место в альберге коек на 70, полным незнакомых людей. Последнее досталось итальянцу Пьетро, с которым мы ночевали в одной комнате в Триакастеле и который пришел на полчаса позже меня.

Пройдя второй день в одиночестве, и ужинал я второй вечер тоже в одиночестве. Еда была обычной — паста с тунцом — и какой-то необычной одновременно. И не вкусной и не мерзкой. Другой, какими казались теперь многие вещи, стоило лишь взглянуть на них повнимательнее.

Спать я пошел снова рано. И засыпал быстро. Испания оставляла след, а Галисия выжимала соки.

Дистанция за день: 43 км.

---

Вы уже помните, что Кастилья и Леон с особым пиететом относилась к нуждам пилигримов. Не отставала и Галисия. В конце концов Сантьяго находился в их административных границах. Это — источник. Но вода из него уже не течет.




Столбик в Бреа.




А кое-кто считал, что настоящий пилигрим должен выглядеть так.




Собор в Портомарине. Явно, он когда-то активно использовался и как укрытие при осадах.




Мимоходы Даниеле смотрите на фотографиях с 294 по 302.

Tags: camino
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments