areopagitus (areopagitus) wrote,
areopagitus
areopagitus

Мой Камино. День 11.

Кальзадилья де ла Куэза — Эль Бурго Ранеро.

Все-таки гроза добилась своего и ближе к утру альберге начал кашлять. У некоторых была температура. Но в основной массе народ все-таки вставал и собирался. Мимо пробежал в умывальник Даниеле, который выглядел здоровым. За ним Антон, который тоже выглядел свежим, но пришел сказать, что Же, которая спала вместе с ними на верхнем ярусе альберге, всю ночь бегала в туалет и скорее всего заболела. Тут он тоже ушел умыться и ко мне подошла абсолютно бледная Же. Температуры у нее не было, она не кашляла, но жаловалась на расстройство пищеварения и сказала, что хочет остаться еще на день в Куэзе, чтобы отлежаться, и что теперь мы точно разойдемся насовсем. Последнее она сказала с какой-то особой горечью в голосе.

По людям, идущим в Камино, как и по отношениям, которые между ними складывались, можно смело писать диссертацию по культурной антропологии, благо материал уникален и, поверьте, нигде в обычной жизни вы не встретите ничего подобного. Здесь все построено на очень ярких эмоциях, неважно, симпатия это или ненависть, интерес или страх. Здесь ничего нет понарошку. Если спрашивают, то значит реально хотят знать. Если просят — значит не могут обойтись. Если предлагают — значит видят. Тут попадаются абсолютные отшельники, которые специально отгоняют от себя окружающих, предпочитая идти в гордом мрачном одиночестве. В противовес им, на Камино есть категория людей, которая липнет к каждому встречному с вопросами о самочуствии и советами о том, как его поправить. На восьмой день мы обогнали старичка, который увидев у Даниеле два посоха, тут же стал ему втирать про правильный стиль владения ими для более эффективной ходьбы. Меня он начал учить правильному дыханию во время ходьбы. Мы от него довольно быстро свалили, но потом от многих слышали что всем этот дедушка давал какие-то советы. Причем все упоминали его назойливость, притом что все же соглашались по поводу правильности его советов, хотя ни один из нас за советом к нему не обращался — старичок сам все видел, будто Камино создал его для помощи пилигримам. Да и сами пилигримы, сбиваясь по ходу следования в группы, понимая, что знакомство может быть очень кратковременным, пытались максимально выговориться, ярко делясь идеями и переживаниями (и очень часто меня посещала мысль что все эти исповеди и инструкции нужны были не столько адресату, сколько автору посылки), однозначно начиная с причин выхода на Камино. И так же ярко прощались, без претензий и обещаний, просто желая хорошего пути и сил на его преодоление.

Между мной и Же сложились очень доверительные отношения. Она с первого дня прислушивалась к моим советам, хотя начала Камино раньше меня, в Пиренеях, и мне стоило бы просить совета у нее. Но мы, за все наши короткие переходы и быстрые вечера, говорили с ней не только о Камино, а обо всем: о жизни, о целях, о выборе, о причинах и следствиях. Прощаясь в Куэзе Же пожелала нам хорошей погоды и сказала, что, после того, как отлежится, хочет закончить Камино в Леоне, чтобы вернуться и дойти до Сантьяго в следующем году, потому что боится, что на целый Камино ей не хватит ни сил ни времени. Я ей предложил вместо того, чтобы дойти до Леона, доехать до него, сэкономив сил, и все-таки закончить Камино Франсес пешком в этом году, чтобы в следующем сделать что-нибудь еще. Она пообещала подумать, мы обнялись на прощание и моя поредевшая вчерашняя партия вышла наружу.

Мы начали по традиции в 7:30. Я почти сразу убежал вперед и через два часа остановился позавтракать в Террадильос де лос Темплариос — маленькой деревушке с десятком домов и маленькой церковью, построенной действительно тамплиерами, о чем обильно свидетельствовала облицовка орденской геральдикой. За время завтрака в кафе зашел только один посетитель. Он хоть и был не из нашей партии, но все равно охал и жаловался на вчерашнюю грозу. Я отдал ему начатую пластинку колдрекса, от которой он долго отбрыкивался, но разглядев в списке компонентов псевдоэфедрин, весело заржал и взял таблетки. Пока я завтракал, почти вся моя партия протопала мимо и через пару километров я догнал Даниеле. Он сказал что Антон отстал, сославшись на боли в ноге, но обещал дойти до места прибытия.

Колено мое в этот день меня не беспокоило, но ужасно болела правая стопа. Где-то к полудню мы дошли до Сахагуна, который стал вторым после Бургоса символом, потому что именно тут и во временном и в дистанционном смысле мой Камино дошел до своей половины и после Сахагуна уже можно было считать дни и километры по однозначно нисходящей. Мы отметились в альберге при центральном соборе и заскочили в магазин, где Даниеле обратил внимание на странную легкость после собора, а я обратил его внимание на то, что он скорее всего оставил в соборе сумку с камерой. Заохав, он пулей выскочил из магазина и вернулся через три минуты, блаженно улыбаясь и с сумкой. Мы перекусили хлебом, консервированными кальмарами и обязательными бананами и продолжили путь.

Где-то только к пяти вечера мы добрались до эль Бурго Ранеро, который был и стал точкой прибытия на этот день. Антон позвонил и сказал, что останется в Сахагуне. Муниципальный и приходской альберге были полны теми, кто утром вышел из Сахагуна и неспешно дошел сюда уже к обеду, и бегунам вроде нас пришлось поселиться в частном альберге за 7 евро. Высокая цена компенсировалась первым ярусом кровати и подушкой, что было большой редкостью. Пока я чинил обувь, Даниеле побегал по окресностям и нашел маленький бар с пилигримским меню. Ужинать мы пошли около 8 вечера. В баре было двое откуда-то-знакомых лиц, и обоих я видел в самом начале Камино. Узнались, познакомились. Одного звали Луи и он был из Фландрии, второго звали Густаво и он был из Бразилии. Оказалось что Луи и Даниеле уже успели познакомиться где-то до Бургоса. Луи получил место в муниципальном альберге и жаловался на хреновые условия, Густаво же, как выяснилось, остановился в нашем альберге и взял себе отдельную комнату за 15 евро, потому что предпочитал одиночество и днем и ночью. Мы довольно быстро поужинали, отказавшись от предложенного вина, заскочили за водой и шоколадом в магазин по соседству и вернулись в альберге.

Дистанция за день: 42 км.

---

Завтрак в Террадильос.




Еще маркер.




Сахагун.




Областная администрация (хунта, в оригинале... бе, отдает школьной стенгазетой из 80-х) Кастильи и Леона очень добросовестно следила за своей частью Камино. Перед каждой деревней стояла такая вот легенда, на международном языке пиктографики объясняющая пилигриму, что его ждет.



В Эль Бурго Ранеро нас, кроме зеленых фашистов, поджидал еще и мойдодыр.


У Даниеле смотрите фотографии со 150 по 153.

Tags: camino
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments