areopagitus (areopagitus) wrote,
areopagitus
areopagitus

Category:

Мой Камино. День 6.

Граньон — монастырь Сан Хуан де Ортега.

Меня разбудил СМС от Антона, который спал на нижнем этаже альберге. Его этаж проснулся раньше моего и Антон предложил выдвигаться. Выгнав его идти вперед и пообещав догнать через пару часов, я медленно собрал рюкзак и даже успел выпить кофе.

В этот день я решил снова одеть сандали, дав ногам отдохнуть от кроссовок, правда на этот раз одел даже две пары носков: обычные, для сдерживания заплаток на пятках и шерстяные, для более мягкой ходьбы.

Как и накануне, в этот день я тоже большую часть пути шел с испанцами, разговаривая о жизни по другую сторону Камино. Оказалось, что Джузеппе работает в муниципалитете и тоже занимается образовательными проектами. Русский он изучал, в частности, в Москве. Но беседовали мы больше по-английски. Три его спутника оказались айтишниками и по-английски, как и большинство встретившихся испанцев, говорили не очень бегло. Через пару деревень мы встретили Же. Антон по-прежнему шел где-то впереди. С ним я встретился спустя несколько часов, перед тем как зайти в Виллафранко Монтес де Ока. Солнце к тому времени уже перевалило за полдень.

В альберге в Виллафранко мы решили сделать привал и потом рвануть еще 12 километров по бездорожью к монастырю Сан Хуан де Ортега. Развесили досушить одежду. Помылись. Антон убежал искать провиант, а я предался рутинным процедурам. Повязки, ясный перец, съехали после 30 километров ходьбы и на подошвах старые мозоли грозили натереть новые. Убедившись в бессмыленности традиционной терапии, я плюнул на боль и неудобства (они стали уже частью ежедневных нагрузок) и срезал все это скопление мозолей до самых глубоких, просушил и наложил новые повязки, уже бинтом вокруг стопы. Вернулся Антон. Он уже успел поговорить со смотрительницей альберге и выяснил, что в монастыре нас ждут какие-то чудовищные условия проживания, что, вкупе с 12 километрами по жаре, отбивало всякую охоту идти дальше, тем более, что в этом альберге были свободные места. Да и испанцы тоже решили остановиться тут.

Странно, но в обычной жизни переигрывания ближайших планов проходили как-то, что ли, спокойнее. Важной оставалась сама цель, а не средства. Днем раньше, часом позже — не важно. Главное — сделать! А план, это так, примерно. На Камино, не достигнув в течении дня точки, до которой хотел дойти утром, я чуствовал какой-то внутренний дискомфорт. Как будто, сам себе обещал что-то и сам же себя обманывал. Отдельно меня злило еще и то, что с утра все такие свеженькие выбегали на маршрут, обещая сделать за день 40 км, а потом, разомлев под солнцем, плевали на план и готовы были тормознуться на ночлег в ближайшей деревне с альберге и холодной колой, махнув рукой на обещанное и уговаривая остаться. В первый раз я по этому поводу стиснул зубы и пошел в третий день. И был очень собой доволен. В первый раз я повелся на провокацию и, расслабив волю, повелся на свободные места и холодную колу в четвертый день. И был собой очень недоволен. Настолько, чтобы не делать этого больше. Чтобы не уподобляться, несмотря на усталость и боль, и идти, чтобы дойти.

Я озвучил свое намерение, и Антон не стал меня особо тормозить. Жеральдин согласилась учинить групповой мазохизм, и мы двинулись дальше. А дальше было то, что сделало шестой день пути заслуженно самым трудным за все три недели. Дорога представляла собой просеку в стороне от трассы N-120. Камино в этот час был абсолютно пуст, то ли потому, что все пилигримы в это время шли по шоссе, то ли потому, что все остались в Виллафранко. Было невыносимо жарко. Вода кончилась через полчаса. Под ногами был сплошной гравий, что было не особо приятным для ступней. Набежали облака и скрыли солнце. Тут же откуда-то налетело огромное количество мух. Они, как будто успев соскучиться по пилигримам (а может солнце им мешало), облепили со всех сторон, стараясь залететь в глаза, уши и нос. Казалось, сам Повелитель мух был где-то неподалеку и поджидал, когда же мы наконец не выдержим и повернем назад, благо далеко мы не ушли. Я отмахивался от них посохом, считая щелчки, как доказательства успешной борьбы. Со стороны я, наверное, был похож на Зорро, потому что Же засмеялась и предложила идти еще быстрее. Помогло, но на очень короткое время, потому что началась лесополоса, мухи пропали и мы пошли медленнее. Через три часа, уже в начале шестого вечера, мы все-таки дошли до монастыря. Кроме монастыря в местности была еще пара домов и пристройка с подобием бара. Мест свободных было много, но мы пришли последними за этот день. Основным разочарованием было отсутствие горячей воды и пришлось еще раз за день стиснуть зубы. Среди постояльцев встретились пара знакомых лиц. Немец, которого я видел еще в Нахере, позвал на какой-то местный ритуал гостеприимства. Прошли в зал с длинным столом, вокруг которого сидели пилигримы с мисками. Настоятель, одетый уже в мирское приветствовал всех на испанском и недолго говорил что-то мудрое, после чего собственноручно налил каждому тарелку чесночного супа — местной традиционной еды. После ритуала все вышли наружу. Же посокрушалась по поводу низких шансов тарелки супа в борьбе с квебекским аппетитом и мы съели еще по тортилье в баре и только после этого разошлись спать.

Дистанция за день: 43 км

---

Покидая Риоху.




Двойная нумерация домов — довольно повсеместное явление. Никому и дела нет: местные и так знают кто в каком доме живет, почтальоны привыкли, а пилигримы здесь вообще единственные гости.






Белорадо.




Знаете, зачем бутылки вокруг двери? Если не знаете, то и не догадаетесь. Это чтоб кошки писали не на дверь, а как раз на бутылки. Странный алгоритм диуреза, правда?




И тут, попробуй разберись.




Метафоры.




Скит, вырубленный прямо в скале. Подходить не стали.




У Даниеле смотрите фотографии с 99 по 110. В основном там монастырь Сан Хуан де Ортега.

Tags: camino
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments